Кто и почему бьет «патриотов» и «атошников»?

1

Каждый такой случай российская и сепаратистская пропаганда со злорадным ликованием трактуют как «народную месть хунте и карателям», неизменно выводя тезис о скором «освобождении русских земель». А вот многие украинские журналисты и блогеры, нелепо изображая «патриотические порывы», с гневом клеймят это «антиукраинскими выпадами ватников и агентов Кремля», чем, по сути, лишь вторят информационным рупорам противника. Но что же происходит на самом деле, и кто в действительности за этим стоит?

Бытовой не сепаратизм

В Украине насчитывается около 640 тысяч силовиков: ВСУ, МВД, Нацгвардия, Пограничная служба и т.д. Причем, по каким-то непонятным причинам, силовые ведомства отказались от приличной повседневной и парадной формы, и нарядили всех в одинаковые полевые камуфлированные робы, знаки различия на которых трудно различить, даже глядя в упор. Поди пойми, кто перед тобою: полковник СБУ, сержант ВСУ или патрульный Нацполиции! И если на передовой такая маскировка от снайперов вполне логична, то от кого же силовики маскируются в глубоком тылу и даже в киевском Генштабе?

Вдобавок к ним, в течение 2015-2017 г.г. домой вернулись около 150 тысяч демобилизованных украинцев, которые сохраняют за собою статус ветеранов АТО, даже если хотят забыть о войне как можно скорее и навсегда. Но ведь многие из них, напротив, его выпячивают — используя как в рамках своих законных прав и льгот, так и для того, чтобы подняться над законом и другими украинцами. Это вполне природное явление, известное с незапамятных времен как «дембельский выпендреж», но в нашем случае иногда усугубленное постмайданным пещерным национализмом. Ну как не рвануть на груди тельняшку с криком «пока вы тут с ватниками водку жрали, я аэропорт защищал!». Но ведь и цивильные тоже нередко дают повод, порою и сами лезут на рожон, пытаясь подчеркнуть своё наплевательское отношение к героям: мол, я тебя туда не посылал! Вот так и возникают многочисленные бытовые конфликты с участием военнослужащих или демобилизованных «атошников».

Наиболее часто – в общественном транспорте, особенно в маршрутках, чьи водители нередко пытаются избавиться от лишнего «льготника». Вряд ли потому, что все маршрутчики в Украине являются сепаратистами и хранят в кармане удостоверение агента ФСБ, просто они готовы скандалить из-за каждых недополученных 3-5 гривен. Ну а аргументы типа «я за вас воевал», признаемся честно, действуют далеко не на всех украинцев, особенно когда дело касается денег.

Но «атошники» это вам не 80-летняя старушка, которую можно обидеть безнаказанно, и многие маршрутчики из-за своей жадности попадают в очень неприятные ситуации, когда высаженными ими льготники возвращаются с «побратимами».

Еще одна очень конфликтная зона – это рестораны и особенно пивные бары. Но кабацкие драки известны со времен царя Гороха, они были и будут, и искать в них какие-то происки Кремля было бы глупо. Просто взглянем на численность украинских силовиков, прибавим к ним демобилизованных «атошников» и еще столько же ряженных «патриотов тыла», и зададимся вопросом: сколько народу из получившегося миллиона посещает заведения общепита и уже успело подраться с кем-то из-за соседнего столика? Наверное, немало. Но стоит ли все эти инциденты обувать в политические берцы и расценивать как нападения затаившихся «ватников» на защитников Украины? Хотя, конечно, случается и такое, ведь достаточно за кружкой пива завести разговор о политике, как атмосфера сразу же начнет стремительно наэлектризовываться.

Опять же, чаще всего участниками «политически-бытовых» конфликтов становятся «записные патриоты», которые специально ходят по общественным местам и сами провоцируют скандалы, записывая их на камеры телефонов. То у них кассиры не на том языке разговаривают, то шарики не такого цвета висят, то таксист не хочет отвечать «героям слава». Нужно заметить, что большинство таких «национал-чудаков» ни к АТО, ни к украинским силовикам никакого отношения не имеют, это типичные «патриоты тыла» или липовые «ветераны колчаковских фронтов». Случается даже, что они получают по лицу от настоящих «атошников», не одобряющих их национал-идиотизм.

Таким образом, большинство бытовых конфликтов с участием «атошников» и «патриотов» имеют заурядные причины и являются, скорее, хулиганством с нанесением телесных повреждений. Попытка притянуть к ним за уши политику «антиукраинских выпадов» напоминает тоталитарные времена, когда за оплеуху комсоргу могли пришить антисоветскую статью.

«Стой, Левченко!»

Так кричал небритый Шарапов в развевающемся на ветру пальтишке своему отчаянно убегавшему фронтовому товарищу. Но сегодняшние Левченки от милиции не бегают, напротив, они объединяются и дают правоохранителям отпор. А если и попадают за решетку, то тут же заявляют о «репрессиях против патриотов», грозят прокурорам небесными карами и собирают под окнами судов толпы своих «побратимов». Чем, увы, лишь еще больше нагнетают негативное отношение к людям в камуфляже.

Как возник этот негатив? С пьяных драк в ресторанах? Отнюдь – солдаты дрались с цивильными и задолго до 2014 года, еще в советские времена, и никогда это не рождало неприязни к служивым. Думается, все началось в 2015 году, когда репортажи о героических «киборгах» Донецкого аэропорта сменились в СМИ криминальными хрониками с участием «добробатов» («Торнадо», «Айдар», «Азов») и каких-то непонятных военизированных формирований с символиками «Правого сектора» и прочих именитых организаций. Ведь есть старая, как мир аксиома: солдаты, выказывающие неповиновение, являются врагами власти, а ударившиеся в криминал становятся врагами общества.

Печально то, что этот негативный образ формируют менее 5% участников АТО. Всего по несколько десятков бойцов самых одиозных «добробатов», лишь отдельные отморозки и «синяки» в других частях, и лишь небольшая часть демобилизовавшихся «атошников», нашедших себе на гражданке «работу» в качестве «титушек», а то и просто влившихся в ОПГ. Почему так? Потому что законопослушные и вменяемые «атошники», коих подавляющее большинство, не слышно и не видно – они ведь никого не лупят и нигде не скандалят. Про них никто и не делает репортажи, ведь скучные передовицы о мирно работающих людях не актуальны с советских времен. Зато каждое преступление с участием «добробатовцев» тут же разносилось всеми СМИ!

Так, раз за разом, начало меняться общественное мнение. Разумеется, не у заскорузлых «патриотов», которые закрывают уши и глаза, и твердят, что всё это «подстроено властью и срежиссировано Кремлем» дабы очернить и разгромить истинных защитников украинской нации. И не у «упоротой ваты», по умолчанию считающей всех украинских силовиков карателями и фашистами. К счастью, людей с такими радикальными взглядами в Украине немного. Однако тех, кто ранее имел объективное или хотя бы нейтральное мнение о людях в камуфляже, теперь становится меньше. И это стало настоящей трагедией, ведь еще в конце 2014 году рейтинг доверия и поддержки у украинских силовиков был высок, как никогда – даже у МВД! А потом он начал резко падать.

И вот тогда эта тема резко запахла политикой. Вот только не гибридной войной между Киевом и Москвой, и даже не внутренним противостоянием «патриотов» и «ваты», а очередным конфликтом власти с наиболее пассионарной частью общества.

Побратим на побратима

Звезды популярности радикальных украинских патриотов зажигались стремительно, но столь же быстро и гасли. Первым был «Правый сектор»: за два месяца Евромайдана он создал себе громкую репутацию, затем растеряв её за два первых месяца конфликта на Донбассе – который он во многом и спровоцировал своими заявлениями и действиями. Его лидер Ярош еще успел воспользоваться остатками популярности и избраться в Верховную Раду, а вот уже в 2015 году последний гвоздь в крышку гроба политической репутации ПС забил инцидент в Мукачево.

Весной-летом 2014 года первые бои на востоке страны родили новых героев: с украинской стороны это были добровольческие батальоны. Пиаром которых занимались столь усердно, что вниманием СМИ были незаслуженно обделены кадровые части ВСУ – которые действительно воевали, а не рисовались в телевизоре. Популярность «Днепра», «Айдара», «Донбасса» и других батальонов была столь велика, что уже осенью 2014-го дюжину их командиров разобрали по избирательным спискам ведущие политические партии и блоки.

Но, опять же, через год от этой популярности не осталось и следа, а некоторым «легендарным героям» депутатский мандат стал защитой от уголовного преследования. Названия батальонов всё чаще звучали только в криминальных хрониках, из самостоятельных «махновских» частей они превратились в подразделения ВСУ и Нацгвардии, которые перемешали с обычными контрактниками и мобилизованными. Сейчас все они лишь призраки прошлого – кроме «Азова», находящегося под личной опекой министра МВД и имеющие весьма неоднозначные политические ориентиры и задачи.

А теперь посмотрим в телевизор: кого же нынче там пиарят в качестве самых главных героев АТО и защитников Украины? Простых окопников ВСУ? Нет. Отважно ловящих «кибер-сепаратистов» сотрудников СБУ? Тоже нет. Если в 2014 году гостями телестудий были комбаты (типа Семенченко), а героями репортажей «киборги» и пленная Савченко, то сегодня – президент, министры, снова президент, советники, чиновники, генералы, прокуроры и снова президент! Чиновничье-олигархическая власть вновь вернула себя политическую инициативу, вырвав её у «героев Майдана» и «атошников». И во многом ей это удалось из-за падения рейтингов людей в камуфляжах.

Существует мнение, что власть специально очерняла истинных патриотов Украины. Что ж, в какой-то мере это так: ведь это СМИ стоящих у власти олигархов с таким удовольствием смаковали подробности хулиганских выходок «патриотов» и криминальных преступлений «атошников». Но разве это олигархи заставляли их драться с таксистами, трепать нервы кассирам, «крышевать» нелегальный бизнес и грабить инкассаторов? Отнюдь! Власть лишь воспользовалась ошибками своих политических конкурентов. И этого следовало ожидать еще с того самого момента, когда первые демобилизованные «атошники» начали вламываться в кабинеты власти, выдвигая свои требования.

События 9 мая 2017 года, можно сказать, стали переломным моментом в отношениях власти и «патриотов». Три года власть вынужденно заискивала перед людьми в балаклавах и камуфляже, шла им на уступки, словно боялась дать им повод для третьего Майдана. И вдруг повсеместно по Украине полиция и Нацгвардия начали применять против «патриотов» и даже «атошников» силу в таких масштабах, которых не было со времен Януковича. Представить себе такое в мае 2014 или 2015 годов было невозможно, и даже в мае 2016 власть вела себя осторожно. На нынешний День Победы его радикальные противники были повержены на асфальт, и полиция ничуть не уважила их батальонные шевроны и награды за АТО.

Но угрозы днепропетровских «добробатовцев-ветеранов» и тамошнего мэра Бориса Филатова собрать «фрайкор» (чем они думали, выбрав это одиозное название?) оказались пустым сотрясанием воздуха. Более того, Филатов уволил начальника муниципальной милиции Кирилла Харахулаха (родновер-националист, лидер военизированной организации «Сич-Защита») и поставил вместо него полковника МВД Андрея Ткаченко – бывшего командира «Беркута», участвовавшего в разгоне Майдана. Интересную игру затеял днепропетровский мэр, который летом 2014 года считался «генералом добробатов»: это он со своим давним бизнес-партнером Корбаном командовал действиями «Днепра» и других батальонов, фактически загнав их в Иловайский котел.

А вот совсем недавний инцидент в селе Бережинка Кировоградской области, в котором столкнулись аж пять сторон конфликта! Случилось вот что: кто-то решил захватить местное сельхозпредприятие (типичное украинское рейдерство), для чего прибег к услугам охранной фирмы «Борисфен» депутата-комбата Юрия Березы (батальон «Днепр-1»). Однако его «титушки-атошники» были отбиты силами местных селян, которые позвали себе на помощь другую охранную фирму — в которой работают ветераны батальонов «Донбасс» и «Айдар». В общем, одни добробатовцы лупили других добробатовцев, и всё это напоминало фильм «Семь самураев». А когда люди Березы были разбиты, в село приехала Нацгвардия – и начала вязать людей с символикой «Донбасса» и «Айдара».

История вышла не менее резонансной, чем события во Врадиевке (лето 2013). Но в ней поразило не столько то, что правоохранительные органы фактически выступили на стороне рейдеров, сколько то, что ветераны батальонов, вместе сражавшиеся три года назад, теперь выступили друг против друга. Нет, конечно в истории немало подобных примеров: сто лет назад бывшие однополчане русской армии периода Первой мировой потом рубили друг друга на фронтах Гражданской, а в наше время часть украинских силовиков в 2014-м ушла на сторону сепаратистов (тот же Ходаковский). Но всё же это первый публичный случай, когда одни «атошники» выступил против других, побратимы били побратимов. И, опять же, кто в этом виноват – украинская власть или Кремль? Нет, они сами!

Конечно же, власть будет продолжать пользоваться ошибками «атошников», полностью дискредитируя их глазах общества как организованную политическую силу (с кулаками). Это не затронет подавляющее большинство ветеранов АТО, которые возвращается к мирной спокойно жизни и не ищут ни «правды», ни приключений на свою задницу – ведь они совершенно неопасны для власти. Это будет направлено против сообществ и организаций ветеранов, против их охранных фирм, сформированных из них частных армий и т.д. Власть уже начала на них масштабное наступление и, похоже, выиграла эту войну – хотя до её завершения еще очень далеко, и мы станем свидетелями еще многих столкновений.


Источник

Comments

comments

ПОДЕЛИТЬСЯ